В декабре минувшего года у меня состоялся разговор с моим старым товарищем, имя не буду указывать, назовем его просто Бывалый. Он рассказал о том, что осенью удалось побывать на Катуни, на слиянии её с Сумультой. Как же тебя пропустили, спросил я, ведь там дача Президента. У меня был пропуск, ответил он, а вообще-то туда может проехать любой желающий, вооружившись определенным документом. Но увидеть дачу не каждому дано - она находится практически вне зоны видимости и окружена трехметровым забором (сварным из сетки), а там стоит отдельная стража.

Мне там понравилось, рассказывает Бывалый. Стояла ясная и теплая погода, по ночам, несмотря на средину октября, была плюсовая температура, так что спать на свежем воздухе было одно удовольствие. К сожалению, клева в это время не было, поймали только на уху, которую с удовольствием и съели. Но это не омрачило поездку, на такой природе наяву ощущаешь правдивость поговорки: "Не хлебом единым жив человек".

Поскольку днем рыба совсем не ловилась, мы с приятелем решили поизучать окрестности и прежде всего бывшие села Каянча и Каянча-2. Правда, в первой сохранились ещё домов пять или шесть, одна усадьба заново построена, с хорошим домиком, ухоженным двором, как бы приглашая других - стройтесь, люди, жить здесь можно!

Сохранилась и старая усадьба, чувствуется, что это был когда-то большой добротный дом и сейчас его люди называют именем первого хозяина - Щербаковский.

Бывалай хороший знаток этих мест, их истории Он поведал, что местность эту освоили беглые старообрядцы, которых в то время просто называли "кержаки", притом назвал с десяток фамилий первопроходцев, среди которых я запомнил лишь две - Щербаковы и Хохряковы. Местность оказалась настолько удачной, что здесь переселенцы построили упомянутые выше два села. Каянча-2 была на другой стороне Катуни.

Села были зажиточными. Ведь известно, что русские крестьяне были мастерами земледелия, они здесь выращивали практически все - от всех видов зерновых культур, включая просо, до бахчевых, там прекрасно вызревали даже арбузы. А в окружных горах было изобилие всякого зверья, как копытных, так и пушных. В Катуни и Сумульте, по сравнению с нынешним днем, было полно рыбы. Настоящее Беловодье, о нем когда-то слагались легенды, которое так искали крестьянские души.

Бывалый оказался не просто знатоком и патриотом этих мест, но и хорошим мыслителем, настоящим народным философом, который, на мой взгляд, объективно оценивает происходящие здесь события, как до революции 1917 года, так советское и нынешнее время. По его оценке, по окончании Гражданской войны и до средины 30-х села эти получили бурное развитие. В обоих селах были построены начальные школы, сельсоветы, а это главное условие, чтобы села сохранились, поэтому бывшие старообрядцы искренне поверили в новую власть. Но затем стали происходить странные события. Власть как будто подменили.

Свободный крестьянский труд, который обещали большевики, кормивший семьи, помогал содержать деревню и государство, был заменен на наемный в колхозе. Крестьяне вместо помощников государства стали его попрошайками. Началось брожение в этих селах. Быть зажиточным на селе - это мечта и желание каждого селянина, таких людей уважали. Теперь же это стало не только не престижным, но даже и опасным для жизни. Многих назвали кулаками и выселили из сел. Я не буду говорить про годы войны, потому что это особое время, когда все подчинено законам войны. Но даже в это время обе Каянчи тоже жили трудно, но не голодали, как многие села области. Особенно маленькое село Каракол, оно было расположено выше по течению реки Сумульта, где, прямо скажем, люди вовсе не бедствовали.

После войны, в пятидесятые годы, туда была построена телефонная линия. Появилась надежда, что села сохранятся. Но эксперименты новой власти продолжились. Решили укрупнять колхозы. Где-то, наверное, это была объективная и необходимая мера. Но как объединить Каянчи с Шашикманом, которые находились более чем за двадцать километров, а соединяли их лишь конские тропы в то время? Сработала наша российская особенность решать все разом - создавали колхозы, значит надо по всем республикам, раскулачивали - так же, объединять - значит, тоже надо везде.

Уничтожить колхозы (в постсоветское время) решили тоже разом и по всей стране. Ельцин подписал Указ по этому поводу весной и указал срок - к октябрю закончить. Вот так мы работаем, совершенно не задумываясь о последствиях принимаемых решений.

Решение же по укрупнению с Шашикманом стало окончательным приговором для Каянчей. Сначала исчезла Каянча-2, позднее и первая. Места их стали использовать как летние стоянки для животных, в зиму, правда, там тоже содержались небольшие стада овец, КРС и лошадей.

Пришла очередная новая власть. Какие были её первые лозунги, чтобы завоевать доверие народа? Конечно же - землю крестьянам! Как и в 1917 году. Бросайте колхозы и получайте землю! Кто же тут устоит? Селяне живо откликнулись на этот призыв. Как же, бесплатно и в бессрочное пользование, или в аренду на 49 лет. Снова замаячило Беловодье, оно не забылось в народе и душа их опять воспрянула. В живых из старожилов уже никого не осталось, но их потомки, не все, конечно, но некоторые решили получить обещанную землю и вернуться на родину предков и возродить село. К ним начали присоединяться и другие люди, в колхозное время работавшие там.

Они начали писать заявления о выделении земли. Казалось бы, радуйся власть такому народному стремлению. Но не тут-то было! На самом же деле власть не обрадовалась, а перепугалась. Чего испугалась? Это надо спросить у их представителей в районе и в селе. Но по мнению Бывалого, у них возникло ощущение, что окажутся обойденными, ведь такая земля может и им самим пригодиться. Спешно готовится решение районного совета о ликвидации статуса села Каянча, хотя там проживают, как говорилось выше, еще несколько семей, тогда будет легче получить землю избранным. Но депутаты вовремя "раскусили" задуманное и заблокировали решение.

Тут на выручку местному руководству приходит сама Верховная власть. Там решили построить дачу руководителю страны, которой отошла часть земли бывших каянчинцев. Скрыть такой план было невозможно, поэтому в СМИ были запущены отвлекающие и успокаивающие "утки", что это будет база отдыха для "Газпрома", причем открытая для всех желающих. Люди в то время ещё верили печатному слову и согласились, думая, что такое высокое соседство им только на руку, принесет пользу селу, району, а может быть и республике. Но обещания остались на бумаге, их можно только прочесть в газетах того времени.

Удивительное дело! Планы "Газпрома" по странной "случайности" совпали с событием, о котором шумела вся мировая пресса в то время - вот вот наступит конец света, спасутся люди лишь на Тибете (по версии некоторых ученых, он пережил уже не один потоп) и, конечно, в горах Алтая. Как говорилось в одной из передач ТВ, об этом предупреждены все правительства планеты. В России, наверное, тоже прислушались к такому предупреждению. Давайте возрадуемся, жители гор, ведь мы спасли самого Президента!

Ещё спасем не только его одного. На месте упомянутого уже села Каракол, которое образовалось когда-то из оттесненных туда аборигенов, уже видели патриарха Российского Кирилла, в народе пошла гулять молва, что там будет база РПЦ. А потом Государственная Дума, Совет Федерации скажут - а мы чем хуже? Если это случится, то самые сильные силовики российские тоже окажутся там. Какая же это власть, без охраны?

Может, это фантазии упомянутого народного философа? Но реалии подтверждают его предположения, потому что все строилось с большим размахом и перспективой, трудно поверить, что все это для одного человека.

Главным же доказательством сих предположений являются действия местной власти (а может, совсем не местной?), которая за двадцать с лишним лет не дала разрешения на владение каянчинскими землями ни одному местному жителю! Исключение составляют несколько человек, которые получили колхозные паи, в основном пастбища. Мы-то ведем речь о землях поселения, где люди хотели строить свои дома, тем самым возродить село. Почему не дали и не дают? Ответ, думается, простой: как же жить таким высокопоставленным начальникам рядом с простым народом, который снова, по иронии истории, превращается для них в холопов?

По известному выражению, короля делает его свита. Из рассказа Бывалого и его приятеля не было и намека, что все содеянное было личной инициативой Путина. Нет, конечно. Именно его окружение убедило, что надо спасаться только на Алтае, отсюда и все последующие действия. Убеждает и сейчас, что земли там надо придержать на всякий случай, мало ли… Практически все это дискредитирует Президента. Итоги нынешних выборов главы республики и депутатов в Эл Курултай по Онгудаю косвенно подтверждают это. Есть еще одна свита, назовем её второй эшелон окружения Президента, она включает в себя руководство республики и района.

Будь они помудрее, воспользовались бы такой редчайшей возможностью, что глава государства обосновывается на нашей территории. Есть такое понятие, как социальное обременение. Все заинтересованные стороны (заказчики, подрядчики, хозяева земли) садятся за одним столом и договариваются, что попутно надо сделать для региона, села или предприятия. Например, чего упустили местные власти и не поставили задачи перед подрядчиками. Первое - построена прекрасная дорога, более 20 км, вложены огромные средства, а почему эту дорогу не удлинить всего-то примерно на два километра до бывшего села Каянча? Не асфальтированную с двуполостным движением, как основная, а хотя бы шоссейную. Этого сделано не было. Всем же было известно, что если новая дорога строится, значит, люди поедут туда, ведь это было несбыточной мечтой каянчинцев и других жителей Онгудая. И вдруг, как манна небесная, она появилась, пробив почти неприступные горы. Но ложку дегтя, хотя маленькую, но все равно подлили для народа.

Второе. Построена ЛЭП - 110, мощная подстанция, равная любой райцентровской, но те пять или шесть семей в Каянче остались при лучине, или керосиновой лампе. Не додумались провести туда хотя бы линию 04. А вообще-то десятку надо с трансформатором на месте, потому что при любом раскладе люди там все равно будут жить. Разве виноват в этом Президент? Виновата местная власть, а все недовольство ложится на верховную.

Добавить хочу от себя лишь следующее. Ещё не всё потеряно. Надо все равно собираться за " круглым" столом, тем более, что у нас появился новый губернатор, и четко поставить задачи перед газпромовцами, поскольку они содержат базу, довести дело до конца, то есть достроить дорогу и провести линию электропередачи до села. Попутно снять ограничения на возможности пользования землей в целях строительства личных домов в границах села.

Формально-то нет таких ограничений. После той неудавшейся сессии вопросы земельные передали Шашикманской сельской администрации, добавив - если хотите давать там землю, то составляйте ге неральный план села, а без него ни-ни. Это очередной ловкий ход "второго окружения", зная, что сельская администрация не найдет денег на оплату составления генплана, потому что он стоит, наверное, несколько годовых бюджетов села, но им говорят - ищите! А чего искать- то? Об эти деньги запинается каждый, кто едет на Катунь или Каянчу мимо дачи Президента, вот там и надо искать их. Вот это уже третий "косяк" районной администрации, не решенный с «Газпромом».

Начальство-то приходит и уходит, такая доля ждет и Президента. Ценнейшим из всего перечисленного выше будет дорога, она со временем может стать своеобразным локомотивом в развитии района. Что касается других объектов, то и они сделают доброе дело и послужат, может быть, даже не один век, только надо разумно их использовать.

В предвыборное время у нас побывали почти все российские министры, так вот, министр образования Васильева, посмотрев нашу природу, высказала добрую мысль - почему бы здесь не иметь детскую здравницу для Сибири, какая есть на юге страны и на Дальнем Востоке? Действительно, почему бы не иметь? Вот она, готовая. Будет служить сотням детей, может, и более, а не одному взрослому человеку, который бывает там не чаще одного раза в год, а в сочетании с бывшей "Алтайской ямой" может стать и конкурентом «Артеку». На его базе вдруг появится "Сириус - 2", как аналог сочинскому.

Или другой вариант: с 90-х годов в республике витает идея о создании культурно-исторического центра для всех тюркских народов, которые могли бы хоть раз в своей жизни посетить свою прародину, это может стать для них второй Меккой.

Такую идею даже озвучивал бывший Президент Кыргызстана на тюркском конгрессе в Бишкеке. Каянча как будто уже специально создана для этого как базовый центр. Только надо поторопиться, ведь не за горами окончание срока президента, а с его уходом там все "прихватизируют", конечно, кто-то из олигархов, потому что другим это не под силу, тогда туда вообще не проедешь.

Несколько лет назад один общественный деятель республики предложил назвать наш аэропорт именем Путина. Это предложение потонуло в общем недоумении жителей региона. Если же предложения по развитию Каянчи осуществятся и она возродится, то благодарные там жители без всяких подсказок со стороны будут звать ее Президенской, Путинской или еще как-то, но связанное с его именем или именем «Газпрома». Тогда "народное достояние", как звучит в рекламе, приобретет там свое истинное значение. А местность все равно будет называться Каянча. Кая - по-алтайски значит скала, Суффикс и окончание слова придают больший смысл - скалистая, действительно, село окружают скалы. Тут уже ничего не переименуешь.

Очень хочется верить, что всё предложенное осуществится, а "эксперименты" новой власти наконец-то прекратятся. Если же не осуществится, потом можно с горечью привести слова поэта Николая Мельникова из его пронзительного по своей силе стихотворения: "Поставьте памятник деревне",оно заканчивается так:
Поставьте памятник деревне,
Чтоб показать хотя бы раз
То, как покорно, как безгневно
Деревня ждет
свой смертный час.
Ломали кости, рвали жилы,
Но ни протестов, ни борьбы,
Одно лишь- Господи помилуй,
Да вера в праведность судьбы.
Как показывает история, вера в праведность судьбы не вечна.

Анатолий Чичинов, ветеран труда

P:S: Всё рассказанное мне, наверное, и забылось бы со временем. Но в газете "Листок" от 22 января вышла статья: "Каянча не Сталинград, но битва за нее такая же". Оказывается, проблема там острее, чем я предполагал, поэтому и родилось это повествование. Например, представители инициативной группы говорят, что генплан развития села отклоняется из-за отсутствия показателей дальнейшего развития села, я же, может быть ошибочно, указывал на отсутствие средств на оплату. В случае перепрофилирования построенной там базы вот вам и перспектива села. Тогда районной администрации действительно надо будет вводить конкурс для желающих поселиться там, т.к. потребуются молодые и работящие рабочие руки, как в производстве продуктов сельского хозяйства, так и в сфере обслуживания. Да и охраной природы там будет кому заняться.

Фото с сайта http://welcometoaltai.ru/

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)